Ольга Подольская (olga_podolska) wrote,
Ольга Подольская
olga_podolska

Categories:

Контексты


Грегори Бейтсон, психолог, антрополог и кибернетик, в своих психологических материалах много опирается на понятие контекста, - а вслед за ним и я. Люблю его нежно, правда: чудесный же! - и эта стройная система контекстов многое объясняет, от возникновения шизофрении до этапов духовного роста, - поэтому всё нижеследующее, по сути, конспект кусочка его книжки. По возможности я пользуюсь словами Бейтсона, но отсебятину тоже несу: после вчерашнего поста полезла конспектировать для себя, имея в виду статью про некоторые кризисы, но потом поняла, что многим могло бы быть интересно.

Gregory Bateson:

Контекст - паттерн во времени. Временнáя классификация контекстов пересекается с пространственной. Процесс передачи культуры (хранилища контекстов) неизбежно пытается обеспечить воспроизводство путем обучения, поскольку сами родители все приобрели этим путем.

Как это ни парадоксально, глубокая, хотя и неполная истина, утверждающая, что «из ничего не выйдет ничего», встречается с интересным противоречием, когда мы переходим в область информации и организации: нуль, то есть полное отсутствие какого бы то ни было явного события, может быть сообщением. Если вы не написали письма, не принесли извинения, не накормили кошку – все это может быть достаточным и эффективным сообщением, потому что нуль, помещенный в контекст, может приобрести смысл; а контекст создает тот, кто воспринимает сообщение.

Для абстрактного изложения рассмотрим случай очень простого взаимоотношения двух организмов, при котором организм А производит некоторый звук или некоторое телодвижение, по которому Б может узнать нечто о состоянии А, имеющее значение для собственного существования Б. Это может быть угроза, сексуальное предложение, жест заботы или указание на принадлежность к одному виду. Никакое сообщение, ни при каких обстоятельствах, не является тем, что его вызвало. Хотя имеется отчасти предсказуемое и потому довольно регулярное отношение между сообщением и его предметом, это отношение в действительности никогда не бывает прямым или простым. Поэтому, если Б собирается действовать в соответствии с указанием А, то ему совершенно необходимо знать, чтó значит это указание. Таким образом, здесь возникает другой класс информации, которую Б должен усвоить, чтобы понимать кодирование сообщений или указаний, исходящих от А. Сообщения этого класса относятся уже не к А или Б, а к кодированию сообщений. Они принадлежат другому логическому типу. Я назову их метасообщениями.

Далее, кроме сообщений о простых видах кодирования, есть гораздо более тонкие сообщения, необходимые по той причине, что коды условны; это значит, что значение определенного типа действия или звука зависит от контекста, и особенно от меняющихся отношений между А и Б.

Межвидовые коммуникации всегда представляют собой последовательности контекстов обучения, в которых у каждого вида все время корректируется его понимание характера каждого предыдущего контекста.

Уровни контекстов, конспективно:
1 уровень - сообщение: информация/отсутствие информации (задается генетически: напр., это съедобно/несъедобно)
2 уровень - метасообщение: кодирование сообщений (задается способом передачи информации, ролями: напр., это убегает - я догоняю)
3 уровень - контекст: конкретный класс меняющихся отношений (напр., игра, преследование, double bind, угадывание, различение)
4 уровень - контекст контекстов: определение, к какому классу принадлежит конкретное задание (самостоятельное различение и выработка контекстов, напр., творческое поведение)
5 уровень - контекст контекстов контекстов (напр. межличностные отношения)
6 уровень - контексты жизни (напр. обучение обучаться, духовность и пр.)

Шаг от некоторого логического типа к следующему есть шаг от информации о событии к информации о классе событий, или от рассмотрения класса к рассмотрению класса классов. В этом случае невозможно научить единственным опытом – ни удачным, ни неудачным – что контекст состоит, скажем, в требовании нового поведения. Урок о контексте контекстов может быть усвоен лишь из сравнительной информации о выборке контекстов, отличающихся друг от друга, в которых поведение и его результат от случая к случаю отличались. В таком разнообразном классе закономерность становится ощутимой, и видимое противоречие удаётся преодолеть.

Обучение контекстам жизни – это предмет, который должен обсуждаться не как внутреннее переживание, а как вопрос внешних отношений между двумя существами. При этом отношение есть всегда результат двойного описания.

Правильный подход (и притом большое улучшение) состоит в том, что надо вначале представлять себе две взаимодействующих стороны наподобие двух глаз, каждый из которых дает монокулярное восприятие происходящего, а оба вместе дают бинокулярное восприятие глубины. Этот двойной взгляд и есть отношение.

Так же, как бинокулярное зрение доставляет возможность информации нового рода (о глубине), понимание поведения (сознательное или бессознательное) в терминах отношения доставляет новый логический тип обучения.

Double bind

«Эпименид был критянин, говоривший: «Критяне всегда лгут»». Я представил здесь этот парадокс в виде цитаты внутри цитаты, потому что именно так возникает парадокс. Бóльшая цитата является классификатором для меньшей, пока меньшая цитата не одерживает верх, переклассифицируя бóльшую, от чего и возникает противоречие. На вопрос, «Мог ли Эпименид сказать правду?», мы отвечаем: «Если да, то нет» и «Если нет, то да».

Случай дельфина

Экспериментальное обучение творческому поведению: дельфин должен было пройти ряд сессий обучения, каждая продолжительностью от 10 до 20 минут. При этом животное никогда не вознаграждалось за поведение, награжденное в предыдущей сессии, - только за новое, творческое поведение: трюк, который ещё не демонстрировался.

Во-первых, оказалось необходимым (по мнению дрессировщицы) во многих случаях нарушать правила эксперимента. Переживание ошибок настолько огорчало дельфина, что для сохранения отношений между ним и дрессировщицей (т.е. контекста контекста контекстов) приходилось давать больше подкреплений, чем полагалось дельфину. Это была незаслуженная рыба.

Во-вторых, для каждой из первых четырнадцати сессий характерно было многократное напрасное повторение любого поведения, подкрепленного на предыдущей сессии. По-видимому, другое поведение демонстрировалось животным лишь случайно. В промежутке между четырнадцатой и пятнадцатой сессией дельфин казался очень возбужденным; и когда он появился на арене в пятнадцатой сессии, он предъявил сложное представление из восьми заметных образцов поведения, четыре из которых были новы и никогда ранее не наблюдались у этого вида животных. С точки зрения животного, это был скачок, разрыв между логическими типами.

Краткий итог-отсебятина

Более высокие уровни контекстов для своего сохранения могут отменять низшие, если те им противоречат. А могут и не отменять, если силёнок по поддержанию более высоких уровней не хватит - и тогда более высокие уровни контекстов разрушаются. Нет, ничего специального делать не надо - достаточно просто прекратить их поддерживать.

Низшие уровни контекстов закономерно разрушают более высокие, если те их не описывают. Но иногда могут и не разрушать, только для этого требуются огромные усилия по поддержанию более высоких уровней и наличие ещё каких-то промежуточных "контекстов контекстов".

Совсем просто говоря, если вы захотите построить хороший храм из негодных кирпичей, произойдет одно из двух:
1. Здание храма закономерно разрушится. Это естественный ход вещей.
2. Здание удастся какое-то время сохранять путем искусственного вмешательства, но потребуется масса энергии и дополнительные промежуточные подпорки, которые, весьма вероятно, могут привести к тому, что как храм это помещение будет нефункционально. (И тут, конечно же, для прояснения контекста своего собственного поведения пригодились бы вопросы - почему и зачем?)

Про "нефункциональность храма", это важно: если подпорки, пардон, пришлись на амвон, т.е. на главное, сущностное в отношениях - то опаньки. Человек, принимающий это за храм, и в остальном теряет возможность отличать главное от второстепенного, т.е. по сути, утрачивает возможность нормальной, осмысленной коммуникации с другими людьми на темы храмов отношений.

Про "массу энергии", это тоже важно: именно нехватка энергии на жизнь по-старому заводит человека в пучину кризисов. Которая, если из неё удастся выплыть и кризис пройти, дарит новые источники энергии и вообще всяческую реализацию новых возможностей. Но иногда, как понятно, выплыть и не удается...

Разочарование заключается в том, что эту свою энергию, которой так смертельно не хватает в кризисе, человек отдает на поддержание этого неконструктивного храма сам. Своими, можно сказать, собственными руками. Ну да, привык, иначе не умеет, и всё такое. Но - сам: никто у него эту энергию забрать не может, даже если бы сильно захотел (верующим в энергетических вампиров - не сюда).

Хорошая новость - в том, что если ты сам что-то отдаешь, это означает, что можно научиться и не отдавать. "Тут усё от мине́ зависит." (с)

И я, собственно, чего спросить-то хотела. Были ли у вас такие храмы из негодных кирпичей?
Через что пришлось пройти, чтобы научиться не поддерживать их своей энергией?
Tags: конспект
Subscribe
Buy for 400 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →