?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Рассказ монаха

Я родился в 1963 году, но в моем паспорте написано, что я 1972 года рождения.





Как это получилось?

Моя семья разводила скот в Тибете, я помогал пасти яков с детства, а когда мне исполнилось пять, стал работать пастухом у старых соседей, зарабатывать деньги. Три года это было моей профессией, и до сих пор я знаю о выпасе скота в тибетских горах практически всё.

Однажды через нашу деревню проезжал великий Учитель Лопон Тендзин Намдак. Вы заметили, какие длинные у тибетцев имена? – это потому, что в любом возрасте к имени можно присоединить дополнительное, в память о каком-то событии. Мои родители посоветовали мне просить дополнительное имя у Учителя в честь его приезда; и он не отказал - он подарил мне высокие тибетские сапоги, и дал мне имя, которое дают монахам, принявшим все обеты; в то время ещё ничто не предвещало такого пути для меня: китайские законы строго запрещали заниматься религией.

После исполнения мне восьми лет, я полгода проучился в китайской школе. Выучился писать по-китайски и читать; но мне там не нравилось, да и дома нужны были рабочие руки, так что я оттуда ушёл. Потом в нашем районе открылась тибетская школа, но туда были экзамены. Я не мог их сдать, имея за плечами всего полгода обучения. Но там были учителя из «прошлой» школы, которые знали мои способности, так что меня зачислили. Нас было только двое из «прошлой» школы, кому удалось поступить в новую: в этой школе кормили, одевали, одевали, обеспечивали всем необходимым. Это была хорошая школа. В ней я освоил тибетский письменный (он очень сильно отличается от устного), грамматику; всего было 18 предметов, из них большинство было математическими. Полное обучение в школе должно было длиться 5 лет, и после него можно было бы работать в банке. Но через два года пришли китайские начальники, и закрыли школу, говоря: «Кто хочет учиться, пусть учится на общих основаниях, в китайской школе». Родители не пустили меня дальше учиться, сказали хватит.

Пошёл работать в поле. Тогда китайцы ещё говорили, что все должны работать вместе (колхозы) – и там нужен был счетовод, кто будет учитывать сделанное. Им стал я, и получал за это взрослую зарплату (дети получают детскую). Но через три года землю поделили на индивидуальные наделы, и счетоводы стали не нужны.

Как мы жили? Зимой ничего не делали. Весной сажали растения, летом я пас яков. Осенью собирали урожай. Это не очень веселая жизнь.

С 1983 года в Китае вышло послабление, тибетцам разрешили заниматься религией. Неподалеку от деревни был монастырь, куда во время праздников стекалось население окрестных деревень. Побывав там на службе, я решил стать монахом. Мать была против, это всё ещё могло быть опасным, а отец разрешил:
- У нас и так много детей, так что даже хорошо, если ты станешь монахом.
Так сбылось предсказание проезжего Учителя. Но это была не последняя наша встреча.

Три года я проходил в монастыре предварительные практики, изучал ритуалы, получал наставления. Будучи послушником, я стал «тем, кто моет ноги» у великого Учителя. А потом в нашем монастыре опят был проездом из Катманду великий учитель Лопон Намдак Ринпоче, и я попросил его наделить меня монашескими обетами (первые 25 штук). Так его пророчество сбылось. Откуда он знал об этом ещё тогда?

В 1988 году я начал изучать философию в нашем монастыре. Через три года философское отделение там закрылось, и нас направили в монастырь Лонгка. Ещё пять лет я учился там; во время моего обучения Лопон Ринпоче посетил этот монастырь, и мы снова с ним встретились. Я получил от него гелунг: все 250 обетов, которые существуют для мужчины (для женщины максимальное число обетов больше).

Периодически я отправлялся в отпуск домой. И однажды, уезжая домой, пошутил, что отправляюсь в Индию. Шутка имела успех, многие стали говорить, что они тоже сбежали бы туда. И тогда я решил подумать об этом всерьёз. Но как дошло до дела, почти все отказались. Только несколько человек тогда решились – я и ещё трое: один сейчас стал астрологом в здешнем монастыре, второй настоятелем монастыря поменьше, а третий получил степень Геше и преподает во Франции.

Дома я сказал, что иду в другой монастырь. Ничего не говорил про Индию: это опасное предприятие. Взял немного ячменной муки и отправился в путь. До Кайлаша нам ещё удалось доехать на чем-то с колесами (тут было непереводимое название какой-то тибетской повозки - О.П.), а потом – Непал… Передвигались ночью, без документов, пешком, стараясь не попасться на глаза китайским патрулям. В Непале попали в период дождей – с неба лило весь месяц, сухой нитки ни на ком не было: ночевали тоже под открытым небом. Одежда не просыхала.

Когда добрались до Индии, пришлось делать новые документы. В моих получился год рождения 1972, так и живу. В монастыре Менри изучал философию ещё 13 лет (+5 лет в Тибете), и защитил степень Геше – это очень высокая степень, как доктор теологии в Европе. В 2006 году ездил в Тибет, проведать родителей, - там всюду просили наставления, огромное уважение к тем, кто закончил обучение здесь: потому что здесь Его Святейшество, здесь все.

Порой думаю, как же хорошо, что китайцы не дали мне закончить школу: проучился бы я в ней, пошёл работать в банк, затянула бы Сансара (смеется), - а ведь мне даже не нравилась эта работа! Я был ребенком, и главное, что меня привлекало в банке – возможность ездить на машине. И вот теперь я оказался здесь, в монастыре Менри, и когда помогал здесь разбираться со счетами, у меня была машина, так что я всё равно научился на ней ездить. И занимаюсь любимым делом.

Мною рассказ записан со слов, имя монаха по понятным причинам не называю, кто внимательный и догадался – пусть возьмёт с полки пирожок и промолчит. Понятно, что в рассказе возможны фактически неточности – но они целиком на моей совести, не всегда контекст рассказанного можно понять абсолютно точно.

Упомянутый в тексте Великий Учитель Лопон Тендзин Намдак был основателем монастырских колледжей Бонпо в Доланджи (Индия) и Катманду (Непал). Родился в 1926 году в Восточном Тибете. Является автором комментариев к книге по наивысшей практике Дзогчен традиции Бон: «Капли сердца Дхармакайи», автор Шардза Гьялцен.

Упомянутый в тексте Его Святейшество - 33-й Тридзин (настоятель) Монастыря Менри Лунгток Тенпей Ньима Ринпоче, главный духовный лидер бонпо в Тибете, Непале и Индии, аналогично тому как, например, Папа является духовным лидером всех католиков.

Tags:

Buy for 400 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
bayantheone
May. 4th, 2013 09:25 am (UTC)
судя по рассказу человек относится к своему монашеству как карьере
imya_na_a
May. 4th, 2013 10:52 am (UTC)
А это нормально в религиозных странах.
Я это впервые обнаружила, гостя в католическом монастыре в Польше. Да, это в каком-то смысле выбор профессии и вариант карьеры. Причем не самый скучный :)
urobor
May. 4th, 2013 10:27 am (UTC)
Мне интересно было прочитать, как судьба и мотивация человек порой хитро переплетается.
Несчастье (изганние из школы) - потом оборачивается радостью (обретением совершенно другой судьбы).
И мечта - управлять автомобилем - тоже исполняется с лихвой, пусть и совершенно не так, как это представлялось в детстве :)
(Deleted comment)
adalbert5
May. 4th, 2013 01:27 pm (UTC)
На китайском, десу..
verostrana
May. 4th, 2013 07:50 pm (UTC)
"капли сердца Дхармакайи" - ржу каждый раз как вижу это название, перевод неправильный совершенно. если уж название неправильно перевели, то чего же там в тексте понаписано страшно подумать... :)))
( 5 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars