July 1st, 2012

семинар

Белочка

- Наша Варечка называет себя белочкой! - жалуется мне домработница, - всё время возражает: "Я не девочка, я белочка!", на обращение "девочка Варечка" или не реагирует, или возмущается... Мы ей говорим, а где же твой хвостик? А она показывает назад, и утверждает, что вот он, хвостик-то.

Поймите меня правильно. Я человек, измученный профдеформацией. Я вспоминаю мальчика Славу семи лет, который был лошадкой в третьем отделении психиатрической клиники: детская шизофрения. Уложить его в кровать было затруднительно, он пытался спать стоя и не ел мяса. Не по идейным соображениям, а потому, что лошади травку кушают. Иногда кричал игого и лягался, но чаще просто стоял в своем "стойле" у окна и смотрел в него, смотрел, смотрел. Родители сдали его в отделение, потому что купили путевку на юг, а брать с собой лошадку Славу семи лет - ну, согласитесь, затруднительно. Хвостик у него тоже был. Невидимый никому, кроме него.

- А почему же она так делает? - спрашиваю я похолодевшим голосом. 

- Ну, знаете, мы её в детстве ласково называли: белочка наша, зайчик наш... Но это же она маленькая была! А теперь уже и в лесу ей белочку показали, объясняем, что она девочка, надо быть умнее - но ни в какую. Я не девка, я белка, и всё тут. А ведь три года уже!

...Три года, и её уже разжаловали из "белочки нашей", которой всё можно, в девочку, которая должна быть умнее. Ещё бы не возмущаться, выдыхаю я, успокаиваясь. Тем более, что это, возможно, не единственное разжалование, да и возраст такой, негативизма. Варечку можно понять, нормальная реакция.

Но далеко внутри опасливая мысль: а если в её семь лет родителям захочется на юг без дочурки?...
Buy for 400 tokens
Buy promo for minimal price.