October 16th, 2012

семинар

Безопасность на приеме

Вчерашний пост "Билль о правах" сильно откликнулся прежде всего про безопасность - и клиентам, и терапевтам. Ну, если с терапевтами всё более-менее понятно (а кому непонятно, тем пояснит супервизор), то вот почему так жестоко устроен этот мир, что за безопасность клиента отвечает сам клиент, мне хотелось бы пояснить.

Действительно, звучит странно: какой же смысл ходить к терапевту и доверяться ему, если он не может на 100% отвечать за вашу безопасность во время сессии?

Тут нужно сразу сказать, что существуют несколько аспектов безопасности.

Во-первых, безопасность бывает объективная, измеримая: физическая, или там юридическая - её проконтролировать относительно легко, и обеспечить её - святая обязанность любого помогающего работника. Психотерапевт наверняка обеспечит, я совершенно в этом уверена, вашу физическую безопасность: чтобы на вас не падали в его кабинете летающие кирпичи, чтобы никто не наставлял на вас пистолет, и чтобы сказанное вами не вышло за стены упомянутого кабинета. (Здесь тоже существуют свои нюансы, поскольку психотерапевт не всесилен, и в случае землетрясения кирпич-таки может свалиться вам на голову, - но я предполагаю, что все читающие меня достаточно разумны, чтобы в случае возникновения форс-мажоров подобного масштаба прервать психотерапевтическую сессию, выйти из терапевтических отношений и в сотрудничестве решать появившиеся проблемы.)

Во-вторых, безопасность психологическая - под нею обычно подразумевается то, что состояние клиента во время сессии не ухудшится.
Так вот, этого на 100% гарантировать нельзя и даже вредно. Объясню почему.

Аналогия с врачом тут совершенно некорректна. У враче есть объективные методы отслеживания состояния пациента: анализ крови, измерение температуры, рентген и т.п. Более того, физиологическое состояние человека относительно стабильно, поэтому медикаменты действуют на него в достаточной мере предсказуемым образом.

У психолога объективных методов нет вообще - все психологические методы диагностики в той или иной мере необъективны. Более того, психологическое состояние человека относительно лабильно, поэтому одни и те же психологические методики могут действовать мало предсказуемым образом. Какие конкретно ассоциации возникнут у клиента на какое воздействие, с чем из его прошлого опыта свяжется то, что происходит здесь и сейчас, - об этом может знать только сам клиент, а часто и он того не знает. Внутренний мир - терра инкогнита, никогда не знаешь, какие там чудовища притаились, и единственный способ не получить ухудшения состояния - вообще в этот самый внутренний мир не заходить и совсем ничего не делать. (Впрочем, при наличии там чудовищ ухудшение всё равно будет, только постепенное, по мере того, как психологические защиты начнут отказывать.)

Приведу достаточно частый в терапевтической практике пример: ресурсный транс. Это считается одно из самых безопасных воздействий: вообще никакого влезания в душу, никаких откровенностей, никаких вопросов, просто полежал человек немножко, расслабился, послушал щебет птичек, представил себя в лесочке, отдохнул на полянке, и дальше пошёл - с новыми силами. От чего бы здесь взяться ухудшению состояния - совершенно непонятно, правда же?

Перечисляю, отчего:

1. Например, в анамнезе был травматический случай "в лесочке". И вот представил себя человек в тихом защищенном месте, но в какой-то момент накатили воспоминания, и - опаньки, лесочек уже вовсе не символ безопасности, а ретравмирующий фактор. Пора из этого лесочка побыстрее выбираться хоть к чертям собачьим, лишь бы в другую обстановку. И кто об этом может знать, кроме самого клиента? Кто может знать о том, с чем у него лесочки ассоциируются/проассоциировались именно сейчас?

2. Например, внутренний запрет на отдых. Вся эта пастораль ассоциируется у клиента только с одним: с кладбищем, когда он уже умер, и оно конечно да, можно уже и расслабиться, но для него это означает - похоронить себя. Осознание того, что это не "жизнь" ему отдохнуть не дает, а он сам себе не дает, и чтобы быть живым, ему необходимо въебывать до смерти, вряд ли сильно улучшит текущее состояние клиента. Хотя в перспективе может оказаться весьма целительным.

Короче: из вышесказанного ясно, что никто и никогда не может нести ответственность за психологическую безопасность другого человека. Да, хороший специалист будет отслеживать невербальные реакции, но телепаты все в отпуске, - поэтому если вам на слове "лесочек" как-то не по себе становится и тревожно, то это ваша задача, донести свой отказ ходить в лесочки до терапевта. Или отважиться пойти в лесочек - чтобы узнать о себе что-то, что давно сидело внутри и мучило, но на поверхность никак не выходило.

Именно поэтому психотерапия - больше искусство, чем наука: умение почувствовать состояние клиента ещё до того, как он его озвучил, и предложить ту методику, которая в состоянии его улучшить или хотя бы прояснить его причины, не формализуемо до конца (хотя специалисты к этому стремятся всей душой, но вряд ли когда-либо удастся достичь полной формализации этих процессов - не знаю, к сожалению или к счастью). Специалист, предположительно, может отследить состояние клиента чуть лучше, чем "в среднем по социуму" - их этому учат - но 100% гарантии и он дать не может, даже если будет очень-очень этого хотеть.

Более того: как раз специалисты, которые слишком уж сильно этого хотят, и совершают самые горькие ошибки. Когда на семинарах я прошу дать обратную связь в парах, самые большие претензии клиентов вызывают как раз попытки "нанести добро" и "причинить пользу", - т.е. как раз ситуации, в которых терапевт пытается отвечать за состояние клиента.

Человеческая психика настолько сложна и безгранична, что лучшее из того, что вообще может сделать специалист - отвечать хотя бы за своё состояние, осознавать его. И, поверьте мне, это немало.
Buy for 400 tokens
Buy promo for minimal price.