September 7th, 2013

Olga Podolska основной

Вся наша жизнь

- У меня - говорит она нараспев после процесса, - мания величия. Ну, понимаете, сначала я была богом: а потом я была тем, кто над богом. И это было хорошо. Я была, и все. Существовала. И смотрела сверху на бога, и испытывала к нему нежность: тоже ведь он по-своему несчастный...

И тут же все загалдели, разумеется, и тут же у всех оказалась эта самая мания величия, и все с нею согласились, что они были над богом, и было им хорошо. Держать в ладошках весь этот мир и с нежностью вдыхать в него жизнь, что может быть более вдохновляющим?

А одна девушка сидела в углу, и молчала, и только потом, потом, когда все уже почти стали расходиться, сказала, что это таки мания величия и неправда. И было ей плохо.

И ведь, что характерно, совершенно права была девушка. Только нежности, чтобы вдохнуть её в свой мир, у неё не было. Ни нежности, ни игры, ни свободы. Вся наша жизнь - театр,  но до чего непросто бывает набраться смелости самим решать, какую пьесу мы в нем играем. Особенно когда дождь...
Buy for 400 tokens
Buy promo for minimal price.