Ольга Подольская (olga_podolska) wrote,
Ольга Подольская
olga_podolska

Category:

Моральные нормы неусвоены, либо сугубо корпоративные

Эта грозная фраза привлекла внимание многих в расшифровке вчерашнего теста. Ну, чего составители там имели в виду, нам доподлинно неизвестно, - однако ж некоторые рассуждения о моральных нормах давно зреют в моем мозгу.

Я готова утверждать, что  по гамбургскому счету любые моральные нормы ситуативны и корпоративны, других не бывает. Моральные ориентиры людоедов из корпорации Мумба-Юмба существенно отличаются от от моральных ориентиров клерков с Уолл-стрит; - и хотя понятно, что каждый кулик свое болото хвалит, и каждое болото свою этику формирует, как-то довольно странно на полном серьезе считать свою этику единственно возможной. Более того! Даже внутри одного болотца следование всем известным формальным правилам и стандартам – это еще не этика.


Помните «Унесенных ветром»? Настоящая леди до кончиков ногтей Мелани, светоч этичности, которую за добрую и чувствительную душу уважали все, даже Ретт Батлер, попирающий формальные правила приличия и смеющийся над остальными представителями высшего света. Именно эта настоящая леди была человеком, который не придерживался стандартных правил: например, Мелани, невзирая на общественное мнение, согласилась принять у проститутки деньги на военные нужды. Даже разговаривать с этой женщиной для порядочной девушки тогда считалось неэтичным, но Мелани взяла у нее деньги, потому что они предназначались на доброе дело. Это как раз и есть тот момент, когда мы смотрим на суть поступка, а не на внешнюю оболочку.

Другой пример – притча, которая иллюстрирует относительность понятий плохого или хорошего. Была у человека лошадь, и она сбежала. Люди сказали: «Плохо», а он ответил: «Не знаю, плохо это или нет». Вскоре лошадь вернулась и привела с собой целый табун. Люди сказали: «Это хорошо!», а человек ответил: «не знаю, плохо это или хорошо». Сын его стал объезжать лошадей и сломал ногу. Все сказали: «Это плохо», а человек ответил: «Не знаю, хорошо это или плохо». Вскоре всех молодых парней стали забирать в армию, и не забрали только юношу со сломанной ногой...  И так далее.


Получается, что нет никаких правил? Нет ничего ни хорошего, ни плохого?

Если взять за правило на добрые дела брать любые деньги, то рано или поздно встанет вопрос: что, если некий работорговец детьми придет давать деньги? В случае с «Унесенными ветром» мы как раз говорим об истории рабовладельческого Юга. Весь роман пропитан сочувствием к южанам – а ведь, с точки зрения нынешней цивилизации, северяне были более этичными. Северяне хотели отменить рабство, а умильные отношения южан с негритянкой Мамушкой не отменяют того, что негров забивали насмерть и эксплуатировали на плантациях.

Я не готова говорить, что, мол, если вам хочется кого-то убить, то идите и его спокойно убейте. Но даже такая этически неприемлемая вещь как убийство, в нашей культуре, в наших социально утвержденных нормах, выражением которых является уголовной кодекс, иногда является оправданной – например, в ситуации самообороны. Бывают такие моменты, когда практически любое действие может быть оправдано другими причинами.

Как же с опросником? Почему же считается не очень хорошим признаком, когда «моральные нормы не усвоены, либо являются сугубо личными или корпоративными»?

Любой опросник – это всегда проверка на соответствие какой-то формальной линейке, попытка количественного выражения качественных критериев. Одной из первых целей, с которыми создавался конкретно этот опросник, было выяснить психологическую устойчивость американских диспетчеров в аэропортах. То есть это средняя линейка для средних людей, которым нет нужды глубоко задумываться об этических моментах, и которые призваны решать стандартные задачи в стандартных условиях. Каждый раз индивидуально оценивать причудливые этические хитросплетения - сложная задача. Хотя религии и пытаются все это однозначно объяснить, но вопросы этики – это действительно сложные материи.

Природа человека – быть раздираемым на части, потому что, с одной стороны, очень хочется определенности - полной, постоянной, тотальной. Но эта определенность недостижима. Еще Парацельс сказал: «Все – яд, и все – лекарство, зависит от дозы». Нет ничего абсолютно плохого или хорошего, но количественно плохое и хорошее все-таки в определенных контекстах появляется.

С одной стороны, если человек слишком застрял в своих жестких рамках, это становится причиной невроза. С другой стороны, полное отсутствие рамок – это психоз. Поэтому взрослый, зрелый человек вынужден самостоятельно находить какую-то золотую середину. Взросление происходит именно так: когда мы маленькие, нас учат – «не бери чужой совочек, чужое брать нехорошо». И бывают случаи, когда взрослые люди со слишком жесткими нормами действительно умирают от голода, хотя могли бы и курицу украсть, но не позволяют жесткие принципы. И когда на весах оказывается жизнь курицы и жизнь человека... ну, кто знает, что правильнее выбрать. Давать какой-то ответ, подходящий под все случаи жизни, мне кажется неоправданной самонадеянностью.

Золотая середина каждый раз разная.

Вроде как все согласны, что чужое брать нехорошо, и на уровне совочка и детской песочницы нас всех этому научили; с другой стороны, мир восхищается благородным разбойником Робин Гудом, который брал чужое, чтобы раздавать его бедным. Парадокс, да?

Но вы еще недостаточно запутались. Щас я вас запутаю еще больше!

Как быть со случаями, когда оказывается, что вчера человек считал хорошим одно, а сегодня уже другое? Насколько распространяется эта «гибкость» этическая на свои собственные правила? Если бы вчера Робин Гуд брал чужое, а сегодня не брал, а завтра опять брал, мы бы спросили: «А как у тебя, Робин Гуд, с ситуативной этикой дело обстоит?» Сегодня пришли во двор красные – и ты за красных, а завтра пришли во двор белые, и ты за белых? Тоже ведь эдак-то флюгерить нехорошо как-то выходит, э?

Я по-прежнему утверждаю, что зрелому человеку обязательно нужно уметь учитывать контекст и расставлять этические приоритеты согласно ему. Но при этом такая вариативность должна быть внутри неких рамок – возможно, «корпоративных». О том, что «нет ничего хорошего или плохого», могут говорить друг другу люди, которые уже убедились, что их корпоративная этика совпадает. А если ты будешь резать еврейских младенцев, а я буду еврейская мама с младенцем, то вряд ли эта прекраснодушная фраза нас сможет помирить. Очень уж в этом случае конфликтующие представления о плохом и хорошем...

Идеал заключается в том, чтобы, с одной стороны, знать этические нормы своей референтной группы, а с другой стороны, уметь оценить контекст происходящего, включая, в том числе, свои собственные желания. И не тупо следовать шаблону, а каждый раз решать, какой именно шаблон из усвоенных норм референтной группы в этот отдельный момент жизни будет наиболее конструктивным. Сознательно расставлять приоритеты - в том числе, возможно, пренебрегая какими-то собственными желаниями ради других, более высоких. Следуя внутреннему моральному императиву, а не общепринятым моральным нормам.

Мне кажется так.
А вам?
Tags: вина, дзен, ответственность, отношения с другими, проблема выбора, тест
Subscribe
Buy for 400 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →